Новости

Уважаемый господин Лежак, уважаемый господин Тарлош,

Уважаемые коллеги, главы дипломатических миссий,

Уважаемые дамы и господа,

Мне особенно приятно, что наши встречи здесь, на аллее Толстого, становятся доброй традицией. Полтора года назад, когда совместно с венгерскими властями, одноименным обществом российско-венгерского сотрудничества и господином мэром мы выбрали эту географическую точку на карте города для увековечения памяти великого литературного деятеля, каждый надеялся, что одна из центральных аллей столичного парка останется не только уютным местом отдыха для горожан и туристов, но и привлечет всех поклонников и почитателей творчества Льва Николаевича. Хочется отметить, что наши надежды полностью оправдались.

Популярность Толстого кроется, и вы со мной согласитесь, в самой личности писателя. Вы знаете, что Лев Николаевич Толстой стал признанным гением еще при жизни. Его вклад в развитие духовности человечества трудно переоценить. Влияние творчества русского писателя на европейскую культуру распространилось не только на литературный процесс, но и на развитие философско-гуманистической общественной мысли. Так, в конце XIX - начале XX века в Венгрии у толстовского учения уже было немало приверженцев, с некоторыми из них (в частности, с венгерским писателем, издателем литературных журналов Еугеном Генрихом Шмитом) писатель состоял в переписке. Хорошо известны также письма Толстому венгерского теоретика, историка и социолога Э рвина Сабо. Л.Н.Толстой проявлял интерес к Венгрии, ее творческой интеллигенции, изучал труды своих венгерских современников и ценил творчество писателя Иштвана Темеркеня.

Причем влияние идей Толстого не ограничивалось только кругом интеллигенции. Историкам хорошо известно, что философский раздел библиотеки одного из будапештских профсоюзов рабочих в начале XX в. почти целиком состоял из книг Л.Н.Толстого и литературы, представляющей его этическое учение.

Сегодня, пожалуй, нет человека, который не знаком с великими трудами Л.Н/Голстого. Прочитав «Войну и Мир», выдающийся венгерский писатель Михай Бабич назвал эго произведение величайшим творением эпохи. И добавил, что «нет величи я там, где нет простоты, добра и правды».

Стремление к правде есть одна из основных идей Л.Н.Толстого, которая объединяет всех людей вне зависимости от их религиозной или этнической принадлежности. Именно чувства правды порой так не хватает современному бурлящему миру, людям, политикам и общественным деятелям. Нам следует об этом помнить, чтобы сохранить мир и спокойствие в нынешней непростой международной обстановке. Как доказал всем своим творчеством Лев Николаевич, универсальные нравственные принципы должны быть ориентиром во всех областях человеческой деятельности: в экономике, в политике, в культуре, в контактах мех-еду странами и в простых человеческих отношениях.

Открытие бюста здесь, в будапештском парке, лишь подтверждает тот факт, что Лев Толстой - это культурное достояние не только России, но и всего мира. Он раздвинул государственные границы и объединил всех людей на общемировых ценностях.

Мы знаем, что язык культуры интернационален и является ключом к взаимопониманию народов различных стран. Надо отметить, что творчество Льва Николаевича в этом смысле открывает миру истинное лицо русского человека и дает реалистичное представление о судьбе российского народа, что, безусловно, в итоге способствует укреплению межгосударственных связей.

Я хотел бы от имени всех россиян высказать организаторам проекта глубокую благодарность за установку этого бюста. Мы высоко ценим любовь венгерского народа к великому русскому писателю.

Спасибо всем присутствующим за проявленный интерес к этому важному событию в культурной жг зни наших двух стран.


Уважаемый господин мэр!
Уважаемые господа послы!
Уважаемая председатель!
Уважаемые гости!

Лев Николаевич Толстой родился в век романтизма, в век романов, и если в его романах и присутствуют признаки романтизма, всё-таки он является создателем жанра реалистичного романа. Если к кому и подходит почётный титул "писатель-князь", то из всех писателей-романистов мира к Толстому он подходит по-настоящему. Хоть он и был родом из графской семьи, его "княжество" связано не с этим, а с тем, что он является великим писателем. В мировую литературу он бесспорно вошёл, в первую очередь, через произведения, написанные во второй половине жизни. Его идеалом был человек думающий и действующий, а сам Толстой был воплощением этого идеала. Это стало той прочной основой, к которой добавились чувство правды, эмпатия, великий талант писателя и необыкновенная работоспособность. Так родились романы "Война и мир", "Анна Каренина", "Воскресение", "Смерть Ивана Ильича". У Толстого к этой основе добавились ещё участие, программа христианской любви, которой он следовал вплоть до самой смерти, и через призму которой видел будущее человечества.

Великое творческое наследие Толстого оказало мощное влияние не только на общественную жизнь России, на русскую литературу, педагогию, теологию, социальное мышление, но и на духовную жизнь Центральной и Восточной Европы.

В этот раз, хотя бы вскользь, нужно сказать от том влиянии, которое оказали на венгерскую литературу и венгерского читателя русская литература и творчество Толстого. Я имею в виду не только эстетическое влияние, но и те духовные связи, которые зародились между нашими народами и нашими литературами от Пушкина до Лермонтова, от Тургенева до Толстого, и далее, вплоть до литературы наших дней.

Приведу всего несколько примеров: Одним из самых любимых писателей Дюлы Круди был Тургенев, а "Обломов" Гончарова фигурирует в общественной жизни Венгрии так, словно он родился на венгерской земле. Можно также говорить о присутствии в Венгрии героев Чехова и Гоголя, о "толстовском" мышлении народных писателей, творивших между двумя мировыми войнами, или о произведениях Петера Вереша , в которых он размышляет о будущем крестьянства.

Нужно упомянуть также о том, насколько большое значение в прошлом веке имели переводы русской литературы среди всего богатства прекрасной переводной литературы и её качественных показателей. Ласло Немет представляет собой прекрасный пример того, как – выражаясь его собственными словами – при переводе можно сделать лабораторию из лавки на галере. Можно сделать классический перевод и самого великого классика. Это произошло, когда Ласло Надь получил от издателя для перевода роман "Анна Каренина". Влияние Толстого на Ласло Немета не ограничилось литературным влиянием. Оно проявляется во всём его мышлении, в педагогической деятельности, в его просветительских устремлениях и, разумеется, в его романах, так как в нём уже давно присутствовала склонность ко всему этому, а также имели место аналогичные духовные события. Ласло Немет как раз благодаря переводам обнаружил сходство между ходом мыслей, менталитетом венгерского и русского народа.

Пусть на открытии памятника Толстому в Будапеште прозвучит метафора из рассказа Жигмонда Морица на тему толстовского христианского нравственного начала, который связан с произошедшей на войне историей с Шаму Кишем и Йошкой Шаму.

В этом рассказе речь идёт о том, что солдаты голодают, и Шаму Киш отправляется, ползя по-пластунски, за шпинатом, чтобы сварить суп. Из окопа противника он вытягивает и приносит на свои позиции мешок с хлебом, который он вытащил из-под бока спящего русского солдата. Солдата он не убивает, так как Шаму не хотел убивать беззащитного человека. В мешке солдаты находят небольшую, вырезанную из дерева детскую колыбельку, которую, после некоторых препирательств, Йошка Шаму, приятель Шаму Киша, относит обратно.

"Он больше ничего не сказал, и пошёл обратно на другую строну. Он боялся, что не сможет ничего сказать из-за того, что у него прехватило горло.

– Ну хотя бы положите в неё что-нибудь, не понесёте же Вы пустую колыбель, – грубо сказал Шаму Киш и отломил кусок от своего хлеба, – кто знает, когда этот русский снова получит хлеб.

Русский не спал, он сидел в траве, понурив голову, и не понимал, что с ним произошло.

Он встрепенулся только тогда, когда перед ним возникло лицо.

Йошка Шаму махнул ему рукой и протянул на ладони колыбель.

Русский смотрел на него красными глазами, испуганно.

– Ну, берите же, – дружелюбно сказал Йошка Шаму, – это в ней не динамит, вы же знаете, что это!

И русский взял. Два отца посмотрели друг на друга и быстро отвернулись. Обоим стало стыдно за мужские слёзы на поле боя..."

После двух войн, после советского периода, в начале третьего тысячелетия, после того как открылась восточная часть Европы, этот памятник, как указатель на дороге, он показывает нам: когда мы поворачиваемся друг к другу, мы поворачиваемся в правильном направлении. 

Да, за прошедшие три года мы сделали много шагов в сторону укрепления доверия. С венгерской стороны было основано Общество Толстого. Во многом благодаря усилиям этого общества и мэрии Будапешта сегодня мы открываем памятник Толстому на аллее, названной именем этого русского писателя. Программы обмена, конференции, мастер-классы русско-венгерских переводчиков, издания шедевров современной русской литературы подтверждают, что многие в Венгрии делают всё возможное для углубления отношений через каналы гражданского общества. Подтверждением растущего из года в год в российском обществе интереса к Венгрии является то, что Венгрия в этом году стала почётным гостем Московской международной книжной ярмарки, а разнообразные программы в рамках сезона культуры, который будет проводиться в ближайшие два года, также послужат укреплению связей между Россией и Венгрией.

Когда мы здесь, в Будапеште, открываем памятник Толстому, мы склоняем голову не только перед всемирно известным русским писателем, не только перед русской литературой, но и перед душой русского народа, отдавая ему дань уважения и любви. Мы надеемся, что Россия Льва Толстого примет в Москве памятник Шандору Петёфи с пониманием его поэтического ранга и наших идеалов свободы.

Да будет так!

(Elhangzott a Városligetben a Tolsztoj-szobor avatási ünnepségén.)

Budapest, 2013. szeptember 16.

Lezsák Sándor