Новости

Москва не хочет разделять Европу

- Визит В.В.Путина в Венгрию состоится на фоне непростой международной обстановки, поэтому неудивительно, что подготовка визита сопровождается повышенным вниманием и множеством догадок и предположений. Очевидно, что основная проблема, волнующая Европу, - конфликт вокруг Украины - разрешится не в ходе этих переговоров, но, вместе с тем, с точки зрения меморандума 1994 г., Будапешт является символическим местом. Поэтому было бы не удивительно, если бы российский Президент именно здесь предложил бы новое решение. Вы ждете каких-либо сюрпризов?

- В отношении упомянутого конфликта мы уже видели и слышали столько всего, что едва ли можно рассчитывать на какой-либо сюрприз в полном смысле слова. Россия и до этого настаивала на мирном, политическом разрешении противостояния, полагая, что мир в регион может принести только диалог между Киевом и Восточной Украиной. Конечно, в Будапеште украинский кризис тоже будет обсуждаться, но я мало верю в то, что именно здесь волшебным образом появится выход из сложившейся ситуации.

- Западная пресса пишет о Будапеште и Москве еще и в другом контексте. Им представляется, что Венгрия является слабым звеном в евроатлантическом союзе, и цели как немецкого канцлера, так и российского Президента, одинаковы - переманить В.Орбана на свою сторону. Венгрии действительно придется выбирать между Западом и Востоком?

- Это неверный подход к вещам, мы не проповедуем принцип «кто не с нами – тот против нас». Россия не стремится усилить разделительные линии, а строит свои отношения с партнерами на основе взаимных интересов. Украинский конфликт как раз демонстрирует, к чему приводит ситуация, когда страну заставляют выбирать между двумя центрами силы. Несмотря на сегодняшнее положение, мы по-прежнему нацелены на создание нормальных отношений со всеми странами Европы, хотя бы потому, что здесь наш дом: 40% территории Европы – это Россия, и мы не смогли бы отсюда уйти, даже если бы этого и захотели.

- В разговорах с российскими журналистами одним из первых всплывает вопрос о том, почему Венгрия не накладывает вето на есовские санкции против России? Москва действительно этого ждет?

- Москва принимает к сведению тот факт, что Венгрия не считает санкции правильным решением, но в качестве участницы системы союзнических обязательств придерживается общей позиции ЕС. Конечно же, санкции не нравятся нам, мы с ними не согласны, но мы, тем не менее, не поворачиваемся спиной к странам Евросоюза.

- Ваши слова можно интерпретировать и как опровержение того, что Россия, как это многие считают, стремится разделить Европу?

- Об этом речи не идет: мы не хотим построить новый железный занавес, а такие обвинения озвучивают как раз те, кто хочет «вбить клин» в отношения между Россией и Евросоюзом. Происходящее таким образом усугубление недоверия – это часть ведущейся сегодня против нас информационной войны.

- Почему тогда российская пресса открыто симпатизирует политическим партиям, которые как раз работают именно над тем, чтобы ЕС прекратил своё существование? К тому же, эти политические движения в идеологическом смысле являются единомышленниками партии «Свобода» или, скорее, «Правого сектора», которые в Москве не безосновательно считаются неонацистскими организациями. Каково же истинное лицо России в этой связи?

- Утверждения о том, что Москва поддерживает радикальные партии, также является частью пропагандистской войны. Мы, однако, считаем неприемлемым подход к внешней политике, который подразумевает возведение стен между государствами, примитивное разделение мира на «плохих» и «хороших». Мы укрепляем свои отношения со странами, а не с партиями. Вместе с тем, понятно, что когда представитель той или иной политической партии высказывает мнение, созвучное российской позиции, нашей прессе это нравиться. Это нормальная человеческая реакция. Особенно тогда, когда наши подходы и аргументы просто не доходят до общественности на Западе.

- Что касается двустороннего российско-венгерского взаимодействия, то активное сотрудничество стратегического характера в последние годы развивалось, прежде всего, в энергетической сфере. И это внушает надежду и в части, касающейся продления долгосрочного контракта на поставки природного газа. Мы сможем рассчитывать на «немецкие цены» и более гибкие условия?

- Это деловой сюжет, и у меня нет сомнений, что мы договоримся по вопросу продления контракта газопоставок, проработка же деталей лежит в компетенции ОАО «Газпром» и его венгерских контрагентов. В течение многих десятилетий «Газпром» остается надежным поставщиком, и за это время стало абсолютно очевидно, что ничего плохого в такой взаимозависимости нет.

- Сложившаяся в Европе ситуация ставит под вопрос крупные проекты. Так, «Южный поток» уже прекратил свое существование. Останется ли маршрут, идущий через ненадежную Украину?

- Пока что да, в то же время Россия после прекращения проекта «Южный поток» рассматривает варианты реализации т.н. «Турецкого потока». Как заявил глава «Газпрома» А.Миллер, ведется подготовка проекта, а к 2019 г. весь газ будет поставляться через новый газопровод, который выйдет из Черного моря на европейскую территорию Турции, ближе к границе с Грецией.

- Это понятно, вопрос лишь в том, как газ оттуда будет перебрасываться, скажем, до Венгрии? Кто построит газопроводы?

- Смотрите, данный аспект регулировался двусторонними межправительственными соглашениями, подписанными с соответствующими странами-участницами «Южного потока», затем вмешалась Еврокомиссия и фактически блокировала реализацию проекта. «Газпром» вложил в это проект огромное количество энергии, времени и денег, но больше того сделать просто не смог. Нет смысла в обсуждении аналогичных вариантов после того, что произошло. Теперь доставка газа по территории стран Евросоюза – дело самих этих стран.

- Т.е. с подробного рода проблемами нам следует обратиться в Европейский союз?

- Ну, вы же являетесь его членом? Так решайте этот вопрос сообща!

- Угрожают ли финансированию и в целом строительству новых мощностей АЭС «Пакш» европейские санкции и усиливающееся давление Запада?

- Расширение АЭС «Пакш» остается приоритетным проектом в рамках двустороннего сотрудничества. Работы ведутся в соответствии с изначально заданным графиком, ничто не угрожает и финансированию работ. Санкции не охватывают данную сферу взаимодействия. Если же вопрос в том, способна ли будет Россия осуществить финансирование, могу лишь предостеречь от преувеличения текущих проблем. Российская экономика в целом достаточно стабильна, а благодаря значительным резервам способна преодолеть сложности, вызванные санкциями и падением цен на нефть.

- Из-за санкций и контрсанкций двусторонний товарооборот заметно сократился. В подобных условиях какие точки роста можно найти?

- Интерес, заинтересованность остаются неизменными. Продолжается, более того, укрепляется сотрудничество в сфере энергетики, предприятия, действующие в сфере сельского хозяйства, проявляют интерес к российским рынкам: так, например, ведутся переговоры о возобновлении венгерского экспорта свинины. Венгерские предприятия продолжают успешно работать на российском рынке. Конечно же, санкции притормаживают темпы взаимодействия, однако возможности сохраняются. Не случайно в делегации, возглавляемой Президентом России, в Будапешт прибудут и министр энергетики и гендиректор ОАО «Газпром». Едва ли стоит рассчитывать на анонсирование такого грандиозного проекта, каким был «Южный поток», но у нас с венгерскими партнерами имеются наметки касательно дальнейшего развития двустороннего сотрудничества.

- Мелькнули слухи о том, что венгерское государство готово приобрести местную сеть «Сбербанка». Это было бы серьезной сделкой, не так ли?

- Знаю об этом из тех же источников, что и Вы. Я бы воздержался от комментирования информации, появляющейся на страницах прессы.

- А может ли повлиять непростое состояние российской экономики на двустороннюю торговлю?

- Как отметил В.В.Путин, для преодоления нынешнего кризиса, вызванного воздействием падения цен на нефть и санкций, потребуется года два-три. Параллельно с этим будет происходить давно назревшее реформирование, диверсификация экономики. Нынешний кризис может поспособствовать и выявлению новых трендов в российско-венгерских отношениях. Однако не будем забывать, что санкции затрагивают лишь ограниченный сегмент экономики, так что пространства для развития сотрудничества остается с избытком.

- До приезда в Будапешт Вы занимались международными делами. Вы согласны с теми, кто утверждает, что мир вернулся к состоянию «холодной войны»?

Под «холодной войной» мы понимали глобальное противостояние двух центров силы, двух идеологических моделей, существовавших в Советском Союзе и США. В этом понимании, я надеюсь, «холодная война» - уже давно минувшее прошлое. Вместе с тем, растущее напряжение на международной арене, в особенности с точки зрения используемых средств - введение различного рода санкций, искажающая факты агрессивная риторика, расширение конфликтов в странах и регионах, проводящих, по мнению США, неправильную политику, - сильно напоминает именно данный период истории. Помимо этого, Россию сейчас пытаются не просто сдержать, но и ослабить, показать, что ее место в современном мире будут определять США с союзниками. Так что украинский кризис – это лишь этап в уже давно вынашиваемой стратегической цели Америки по усилению своей главной роли в глобальном миропорядке. Эта политика идет вразрез с происходящей эволюцией международных отношений. Мир вступает в новую эпоху, основанную на многополярности. Россия не единожды обращала внимание западных партнеров на то, что, пытаясь перестроить мир, нужно исходить не только из собственных представлений, но и из необходимости совместного реагирования на новые вызовы.

- Вы упомянули противостояние двух идеологических моделей. Не считаете ли Вы, что сейчас в Европе также формируются подобного рода противоречия, что демонстрируют, например, споры вокруг либерализма?

- Знаете, когда я читал о высказываниях В.Орбана и А.Меркель в ходе ее недавнего визита относительно либерализме и демократии, задавался вопросом: «А о чем они, собственно, спорят?» Есть ли четкое определение «либерализм»? Возможно, если бы это понятие было определено, то и спора не было бы.

- Такое ощущение, что в новой «холодной войне» речь идет не о военных, а об энергетических преимуществах. А главная цель США - вытеснить Россию с европейского энергетического рынка. Какой ответ Москва даст на этот вызов?

- Не вижу никаких проблем в том, что страны или группы стран соперничают и конкурируют друг с другом. Единственное, что важно, - какими средствами это делается. С соблюдением установленных международным правом «правил игры», норм международного права или же им вопреки. Второе всегда влечет за собой конфликты.

- Как и в случае с Крымом, ведь то, что справедливо, далеко не всегда законно…

- Не могу согласиться с Вами. В основополагающем международно-правовом акте – Уставе ООН – есть принцип права наций на самоопределение. Народ Крыма путем общепринятой юридической процедуры – референдума – высказался на независимость, а затем – и за воссоединение с Россией. Хочу подчеркнуть, что с международно-правовой точки зрения наша страна никакой части Украине не отторгала. Речь идет о воссоединении с Россией Республики Крым, объявившей о своей независимости в результате референдума и решения крымских легитимных конституционных органов. Воля 96% населения, согласитесь, должна уважаться. Не буду затрагивать исторические аспекты «крымского вопроса», равно как и соображения отдельных партийно-государственных деятелей советского периода, по которым полуостров без соблюдения конституционных процедур был передан Украинской ССР. К примеру, в Косово, как известно, всенародное волеизъявление не проводилось, мнение сербской общины и других нацменьшинств демонстративно игнорировалось, а гарантией «независимости» этого квазигосударственного образования выступает военно-политическая и экономическая мощь США и их союзников по НАТО. Однако вопросов о легитимности заявленного статуса края почему-то не возникает. В Крыму же референдум носил всенародный характер, охватывая самые разные категории населения. Люди подавляющим большинством голосов сделали осознанный выбор, который, мне кажется, подсказан не только сердцем, но и разумом.

- Во что перерастет противостояние Запада и России? Не считаете ли Вы, что вне зависимости от чаяний события могут развиться по негативному сценарию, и Россия потеряет Европу, альтернативу которой едва ли можно найти в Азии?

- Я этого не опасаюсь. Даже пример Венгрии показывает, что в сложившейся на сегодня непростой международной обстановке наше сотрудничество с европейской страной - членом ЕС и НАТО - может не только не терять динамики, но и выходить на новый уровень. Секрет этого очень прост. Правительство В.Орбана следует национальным интересам Венгрии, которым отвечает в том числе и развитие отношений с Россией. Большинство европейских партнеров не демонизируют Россию и заявляют, что не собираются жечь мосты между нами. Подобного рода политика была бы пагубна для всех. Мы не поворачиваемся к Европе спиной. Будучи евразийской державой, стремимся к выстраиванию гармоничного сотрудничества как со Старым Светом, так и с Азией. Одно другого не исключает.