Новости

ИНТЕРВЬЮ ГАЗЕТЕ «НАПИ ГАЗДАШАГ»

Как Вы считаете, сможет ли Россия сохранить свои энергетические позиции в Центральноевропейском регионе до конца этого десятилетия?

На протяжении многих десятилетий Россия является надежным партнером стран региона в сфере энергетики, включая «мирный атом», нефть, газ, уголь. Наша страна всегда соблюдала все условия контрактов по поставкам энергоносителей, которые, кстати, соответствуют законодательству и ЕС, и каждой отдельной страны-члена. Таким образом, это сотрудничество выдержало испытание временем. Как представляется, наш общий интерес – сохранить это взаимовыгодное сотрудничество на перспективу. Россия готова не только к сохранению, но и к расширению взаимовыгодных связей в сфере энергетики при наличии заинтересованности у наших партнеров.

Вместе с тем, не секрет, что в ряде стран ЕС слышатся призывы к сокращению энергетического сотрудничества с Россией. При этом какой-либо рациональной аргументации не приводится. Более того, как показывает практика, заместить роль российских поставок – дело весьма непростое и, как правило, обходится потребителю гораздо дороже.

Важную роль в области энергетики играет регулятивная политика, разрабатываемая Еврокомиссией. У всех на слуху Третий энергетический пакет, принятый в ЕС. Его оценка крупным бизнесом, экспертным сообществом и рядом стран-членов далеко не однозначна. Систему регулирования сферы энергетики в известной степени можно сравнить с формированием делового климата. Последний, как мы знаем, оценивается по конечному результату: устраивает ли он инвестора или же нет, и тогда он «голосует ногами». В этой связи крайне важной задачей представляется освободить энергетическое сотрудничество от необоснованной политизации.

  Хотелось бы привести пример из недавней практики. Россией и «Газпромом» совместно со странами и энергетическими компаниями стран ЦВЕ был разработан проект «Южного потока», который был призван сыграть важную роль в удовлетворении энергетических потребностей региона на длительную перспективу. По независящим от нас причинам он был «торпедирован» в силу негативной позиции Еврокомиссии и Европарламента и неполучения соответствующих разрешений от Болгарии. Теперь на повестке дня стоит вопрос, каким образом газ из «Турецкого потока» сможет достичь Венгрии и других стран региона. Кто будет обеспечивать финансирование и строительство необходимой газотранспортной инфраструктуры? В этой связи возникает вопрос, в какой степени нынешняя система регулирования газового рынка в ЕС является привлекательной для крупных инвестиций в указанные объекты.  

Европейский союз инициировал в отношении «Газпрома» расследование в связи с нарушением конкурентного законодательства. Насколько это может повлиять на российские планы по энергоснабжению Центральноевропейского региона?

Вопрос сформулирован, на мой взгляд, некорректно. Еврокомиссия, как известно, с сентября 2011 года проводит расследование относительно соответствия антимонопольным нормам ЕС деятельности «Газпрома» в десяти странах ЕС, в основном в ЦВЕ. Расследование, как известно, не завершено, поэтому нет никаких оснований говорить о том, что «Газпром» якобы нарушает конкурентное законодательство ЕС. Сам по себе факт расследования и определенный ажиотаж вокруг него не способствует формированию благоприятного климата для сотрудничества в области энергетики.

Важно, что «Газпром» продолжает оставаться надежным поставщиком, неукоснительно выполняющим все свои обязательства, зафиксированные в действующих контрактах по поставкам газа, с одной стороны, и проявляет должную гибкость в вопросах пересмотра отдельных параметров этих контрактов на двусторонней основе с учетом интересов своих европейских партнеров – с другой.  

Насколько Россия поддержала бы создание в Венгрии Центральноевропейского энергетического распределительного центра?

Хотелось бы уточнить, что Вы имеете в виду под этим термином.  Если речь идет о создании в Вашей стране т.н. регионального газового хаба, то мы исходим из следующих фактов. Во-первых, Венгрия объективно заинтересована в создании такого хаба на своей территории, рассчитывая на получение сопутствующих преимуществ и дивидендов с точки зрения своего экономического развития и повышения безопасности энергоснабжения. Во-вторых, у Венгрии, на наш взгляд, есть необходимые предпосылки для реализации этой идеи. Так, по показателю совокупных мощностей хранения газа Ваша страна – с суммарным объемом ПХГ около 6 млрд. куб. м – занимает 5-е место в ЕС, уступая лишь таким крупным государствам как Германия, Италия, Франция и Нидерланды. Благоприятствует этому и географическое положение: расположение в центре Европы и наличие сухопутных границ со многими странами. Наконец, и это, на наш взгляд, самое главное, осуществление этих планов невозможно без наполнения хаба физическими объемами газа, который в нынешних условиях и в обозримой перспективе может быть преимущественно российским. Понятно, что реализация такого проекта невозможна без тесного двустороннего политического сотрудничества, а в случае успеха неизбежно вывела бы российско-венгерские отношения в энергетической сфере на беспрецедентный уровень подлинно стратегического партнерства на взаимовыгодной основе.        

Может ли Венгрия стать партнером России в области хранения газа на долгосрочную перспективу?

Как я уже сказал, для этого есть все объективные предпосылки. Более того, «первой пробой пера» в этой области стала успешная реализация в конце 2014 г. договоренности между ОАО «Газпром» и «МВМ» о единовременной закачке в венгерские ПХГ российского газа в объеме 700 млн. куб. м. Эта акция позволила гарантировать бесперебойное газоснабжение венгерских граждан и предприятий в зимний период на фоне резко возросших транзитных рисков на Украине. Она стала своего рода аналогом «мер по укреплению доверия» между поставщиком и потребителем, продемонстрировав добрую волю «Газпрома» и его готовность прийти на помощь своим партнерам.

Когда можно ожидать соглашения по цене поставляемого в Венгрию российского газа?

В принципиальном плане этот вопрос был согласован в ходе недавней встречи в Будапеште Президента России В.В.Путина и Премьер-министра Венгрии В.Орбана. Что касается конкретных ценовых параметров, то это дело хозяйствующих субъектов с российской и венгерской сторон: ОАО «Газпром» и госхолдинга «МВМ». Они находятся в процессе согласования, и это займет столько времени, сколько понадобится для достижения взаимоприемлемого решения. Работа ведется в плановом режиме. Спешки здесь нет.

Какую помощь имел в виду В.В.Путин, когда говорил о фармацевтической компании «Гедеон Рихтер»?

Мы отдаем себе отчет в большой роли российского рынка в текущей деятельности и долгосрочной стратегии «Гедеон Рихтер». Россия – крупнейший экспортный партнер компании. На российский рынок ежегодно поставляется более 20% выпускаемых компанией лекарств на сумму свыше 300 млн. долл. США.

Как и другие венгерские инвесторы, «Гедеон Рихтер» не сталкивается в России с какими-либо проблемами субъективного свойства, действуя, по сути, в режиме наибольшего благоприятствования. Сложности компании связаны исключительно с общим ухудшением экономической конъюнктуры из-за украинского кризиса и односторонних санкций ЕС. Тем не менее, российская сторона готова идти навстречу и «адресно» работать с венгерским инвестором в интересах сохранения нынешнего уровня двусторонних экономических связей с Венгрией. 

Видите ли Вы возможности расширения концессий концерна «МОЛ» в России в области разведки месторождений?

Как и в случае с «Гедеон Рихтер», «МОЛ» не сталкивается с препятствиями в своей деятельности на российской территории. Насколько нам известно, наша страна – наряду с Курдистаном, Северным морем и Казахстаном – занимает важное место в долгосрочной стратегии венгерского концерна в области нефтегазодобычи. Мы можем только приветствовать этот факт. Тем более что с точки зрения политической стабильности и уровня рисков безопасности наша странами выглядит несравненно более выгодно, чем тот же Курдистан. Мы не видим препятствий для расширения присутствия концерна «МОЛ» на российском рынке.     

Когда, на Ваш взгляд, могут начаться строительные работы в рамках проекта расширения АЭС «Пакш»?

Сроки реализации всего проекта АЭС «Пакш» определены в коммерческом контракте от 9 декабря 2014 года. Согласно документу обе стороны должны выполнить ряд определенных обязательств и в 2018 году начать непосредственно строительные работы. В настоящее время осуществляется проектирование венгерских блоков в соответствии со всеми потребностями заказчика, проводятся необходимые подготовительные мероприятия.

Насколько, на Ваш взгляд, реализуем 40-процентный целевой показатель доли венгерских поставщиков в проекте расширения АЭС «Пакш»?

40-процентный показатель локализации проекта «Пакш-2»  зафиксирован в Межправительственном соглашении о сотрудничестве в области использования атомной энергии в мирных целях от 14 января 2014 года. Достичь его будет действительно нелегко, ведь речь идет о крупнейшем инвестиционном проекте. Но это возможно, если российская и венгерская стороны будут эффективно сотрудничать, работать в тесной координации друг с другом.

Конечно же, для достижения этого показателя необходимо соответствующее развитие мощностей венгерской промышленности. Но проект «Пакш-2» как раз может придать дополнительный мощный импульс венгерскому атомному машиностроению. Напомню, что вышеупомянутое соглашение создает возможности для дальнейшего вовлечения венгерской промышленности и в зарубежные проекты ГК «Росатом». А это сотни и тысячи новых, причем высокотехнологичных, рабочих мест. При строительстве «Пакш-2» на пике планируется задействовать до 7 тыс. человек.    

Из-за падения цен на нефть российское правительство вынуждено прибегать к экономии. Насколько сильно это может отразиться на венгерских экспортных возможностях?

Российская экономика действительно испытывает определенные трудности в связи с необоснованными санкциями и падением цен на нефть, вызванным в том числе известными политическими факторами. Тем не менее, единственным существенным ограничением для части венгерских экспортеров являются контрмеры правительства Российской Федерации в ответ на санкции Евросоюза. Практика показывает, что политика санкций и контрсанкций наносит ущерб интересам обеих сторон. Снижение покупательной способности в России бумерангом бьет по нашим торговым партнерам из числа стран ЕС. Достаточно сказать, что сокращение спроса на автомобили в России привело к снижению их выпуска у нас и в странах ЕС и, соответственно, потребности в венгерских комплектующих. Примеров такого рода достаточно много, поэтому чем быстрее мы перевернем «санкционную страницу» в истории наших отношений, тем быстрее смогут восстановиться нормальные торгово-экономические связи.

Емкий российский рынок сохраняет большой потенциал для венгерских экспортеров. Здесь мы по-прежнему видим большое поле для совместной работы с венгерскими партнерами, готовы оказывать необходимое содействие. 

Видите ли Вы потенциал сотрудничества между малыми и средними предприятиями России и Венгрии? Если да, то в каких отраслях?

Мы понимаем, какое значение для Венгрии имеет развитие малого и среднего предпринимательства. Ведь, в отличие от подавляющего большинства присутствующих в Вашей стране крупных корпораций, оно является истинно венгерским.

Расширяющееся участие малых и средних предприятий в подавляющем большинстве сегментов экономического сотрудничества наших стран является объективной тенденцией и важным направлением его дальнейшего развития. Например, за минувшие два с половиной десятилетия Венгрия была одним из «пионеров» в области налаживания торгово-экономических связей с российскими регионами. Общая стоимость объектов, построенных, строящихся и планируемых к сооружению в России при содействии венгерских фирм в рамках межрегионального сотрудничества, достигла к настоящему времени примерно 2 млрд. евро. Основная масса участников таких проектов со стороны Венгрии – средние и мелкие предприятия, с российской стороны – региональные администрации.

Другим важным сегментом является наше сотрудничество в сфере модернизации и инноваций на основе подписанной 18 марта 2011 года Совместной декларации о российско-венгерском партнерстве в целях модернизации, где наряду с крупными предприятиями активными участниками являются небольшие российские и венгерские компании, а также совместные предприятия. Из числа наших производителей и экспортеров высокотехнологичной продукции в Венгрию можно назвать такие, как ООО «Нанотехнологический центр композитов». В сотрудничестве с венгерской компанией «Evopro» он работает над организацией производства самонесущих кузовов из композитных материалов для последующей сборки автобусов в Венгрии. Это и компания «Промэкология», разрабатывающая и поставляющая энергосберегающие технологии для промышленности и жилищно-коммунального хозяйства. Это и «Гард-Хайбулла», продвигающая на венгерский рынок инновационные аэрозольные технологии, и компания «АпАТэК», экспортирующая конструкционные изделия из современных композитных материалов для венгерских железных дорог, и многие другие.

Таким образом, соответствующий потенциал, весьма велик. Реализовать его можно, продолжая совершенствовать двусторонние институты инвестиционного сотрудничества, используя механизмы господдержки экспорта, предоставление необходимых банковских кредитов. Наиболее перспективные сферы: инновации, сельское хозяйство, аграрные технологии, пищепром, автомобилестроение, туризм, строительство.