Интервью, статьи, публикации Посла

неофициальный перевод с венгерского языка

«МОСКВА НЕ БОИТСЯ ЗА БУДУЩЕЕ ДВУСТОРОННИХ ОТНОШЕНИЙ»

Интервью посла РФ в Венгрии А.Толкача
(газета «Мадьяр немзет» от 20 ноября 2009, собкор Г.Штир)

А.А.Толкач о двусторонних отношениях, проблеме энергетической зависимости и искусственном создании   геополитических интересов.

На днях новый посол Российской Федерации в Будапеште вручил Л.Шойому верительные грамоты. В своём первом интервью нашей газете А.Толкач заявил, что в отличие от многих не боится за будущее двусторонних отношений в связи со сменой правительства и предлагает не драматизировать ситуацию. Посол особенно подчеркнул, что Москва лишена идеологических предрассудков, намерена выстраивать конструктивные и прагматичные отношения, по его мнению, такой же подход должен использоваться на благо национальных венгерских интересов.

Как поется в одной известной венгерской оперетте, каждой новой передаче – новый ведущий. Ваш предшественник не раз вступал в показательные споры с руководителями партии ФИДЕС, которую в Венгрии уже без тени сомнения считают будущей правительственной партией. Вы уже готовы к общению с В.Орбаном?

Конечно, за исключением экстремистских фашистских организаций я готов к встречам с руководителями всех венгерских партий. Именно это в соответствии с нормами и правилами дипломатического протокола намерен сделать. Понимаете, я лишен политических предрассудков. Я никогда не работал в ЦК КПСС. С одинаковым удовольствием побеседую как с представителями правящей партии, так и оппозицией, естественно понимая, что всегда и везде партнерами на уровне правительства выступают представители правительства, между ними осуществляются двусторонние переговоры. В этой связи мне представляется возможным обратить внимание на правила греческого протокола,    в соответствии с которыми, иностранные гости, прибывающие с визитами в Афины, в обязательном порядке встречаются и с представителями наиболее крупной оппозиционной партии. Россия настроена на прагматичное и конструктивное сотрудничество со всеми. Если победит ФИДЕС, то с этой партией, если другие – то с ними. Суть в том, что смена правительств не должна касаться двусторонних отношений, необходимо следить, чтобы достигнутый уровень сохранялся. Я вовсе не склонен драматизировать ситуацию. За будущее наших двусторонних отношений не следует волноваться! Естественный процесс, когда во время предвыборной кампании политики своими жесткими высказываниями стараются активизировать электорат. Затем, придя к власти и столкнувшись с реальным положением вещей, начинают концентрировать свои усилия на управлении государством и осуществлять действенные меры по продвижению национальных интересов. Такая политика предполагает и нормальные партнерские свободные от идеологии отношения с Россией. К сожалению,  нельзя не замечать, что в странах Центральной Европы, в том числе и в Венгрии,   в общественном сознании идеологический компонент намного сильнее, чем у нас, в России. Это нужно как можно быстрее преодолеть.

Мне импонирует Ваш оптимизм, но должен отметить, что нынешнее правительство ощутимо более сдержанно относится к России, чем его предшественник. Предстоящая смена власти, вероятно, сама по себе подразумевает новые приоритеты. К тому же сегодняшние двусторонние отношения отягчены такими проблемами, как «Малев» и «МОЛ». В такой ситуации могут ли сформироваться новые взгляды, новые подходы в отношении России к Венгрии, если учитывать принцип преемственности?

Мы однозначно следуем принципу преемственности.

Да, но могут измениться обстоятельства…

Я не стал бы драматизировать ситуацию. Любое изменение влечет за собой определенные трудности, но это временное явление. Нынешние проблемы технического характера, можно сказать, что для любых двусторонних отношений это нормальное явление. Даже самое идеальное сотрудничество  сопровождается мелкими проблемами. Очень жаль, когда подобные вопросы слишком глубоко проникают в политику. Вы упомянули «МОЛ». Ну что ж, если венгерское государство такое богатое, пусть оно выкупает приватизированную часть, и проблема решена. Не забывайте, что государство имеет мажоритарный пакет не только в «Газпроме», но и в «Gas de France» или в «Statoil». А вообще, государству не стоит вмешиваться в коммерческие дела, пусть этим займутся экономические акторы, они смогут договориться. Я не понимаю, почему пугает российский капитал?! У Венгрии нет никакого негативного опыта в этом отношении. В чем проблема? Россия, например, на 80% зависит от импорта мяса и фруктов, что касается медикаментов, то эта зависимость по отдельным позициям – до 100%. Вы слышали истерические заявления о том, что Россия пропала и завтра исчезнет? Конечно, нет. Это нормальная деятельность. Мы сторонники системы распределения труда, существующей в мире. Давайте пойдем дальше, посмотрим на ситуацию с «Малевом». Речь идет об исключительно коммерческом деле. Авиакомпании во всем мире претерпевают кризис и идут по пути слияния. Что тут общего с двусторонними отношениями?

То, что решение о приватизации было политическим, по сути, руководители двух стран договорились об этом, взяв на себя определенные гарантии. Поэтому разрешение сегодняшней кризисной ситуации сложно представить без государств…

Насколько я знаю, венгерское государство   - участник этой компании. Кстати, есть за что поругать и менеджмент «Малева». Но необходимо понимать и то, что авиатранспорт претерпевает всеобщий кризис. Насколько нам известно, компетентные лица обоих правительств недавно обсуждали пути выхода из ситуации, но это все равно остается коммерческим вопросом, в котором самый важный фактор – видят ли владельцы поле для фантазии, пользу в «Малеве». Российская сторона абсолютно точно будет взвешивать именно это в первую очередь. 

  Тогда хорошего ждать не приходится…

Этого я не знаю. Как я сказал, это, прежде всего, коммерческий, а не дипломатический вопрос. Государство не хочет в это вмешиваться.

Ваш оптимизм не сломить, я все же я не исключаю, что Ваш опыт в разрешении конфликтов может прийтись здесь очень кстати. Насколько нам известно, последнее время Вы занимались вопросами разграничения морских пространств в Черном море между Украиной и Россией…

Упаси Господи, чтобы здесь понадобился мой опыт в разрешении конфликтов, ведь я был свидетелем распада Югославии. Говоря серьезно, я действительно оптимист. В отношениях между двумя странами могут быть проблемы, важно чтобы в конечном результате возобладали трезвый ум  и национальные интересы.

Мне так и хочется сказать, что, похоже, в Будапешт подбирали Посла, чьи качества и опыт соответствовали бы новой ситуации…

К сожалению, мы уже не молодые. Моему предшественнику И.С.Савольскому скоро 67 лет, а согласно российским законам госслужащие уходят на пенсию в 65 лет. На момент принятия решения это было решающим фактором. Что касается принципа назначения, то иногда хорошо свежим взглядом посмотреть на какую-либо страну. Я знаю на своем опыте, что человек влюбляется в страну, где провел много лет. Он может упустить детали, формируются определенные привязанности, порой даже к отдельным политикам, и в острые моменты это может мешать, человек не может подняться над ситуацией. Иногда издалека многие вещи становятся виднее, необходим новый подход, который даст шанс на более результативное продвижение интересов.  

 

Противоречит этой логике тот факт, что Вы являетесь превосходным специалистом по Балканам, хотя, возможно, здесь был бы кстати специалист по Польше. Создается впечатление, что прорисовывающаяся венгерская внешняя политика имеет больше общего с политикой Варшавы, чем с политикой Белграда или Бухареста…

Я считаю, что Венгрии нужна не польская, румынская или сербская внешняя политика, а венгерская. У нее есть свои национальные интересы, союзнические обязательства, руководствуясь которыми необходимо формировать свою политику. Что касается Польши, то это отдельный разговор. Особенно ее отношения с Россией. С одной стороны, когда-то она была частью Российской империи, ее не раз делили, и вследствие этого за столетия у поляков выработались определенные рефлексы. Но я бы и это не стал драматизировать. Ведь если посмотреть на прошедшие двадцать лет, мы увидим и хорошие периоды, а не только эпоху напряженности. Одно дело сниматься в кино в детском возрасте, и совсем другое - управлять страной. Поэтому я советую Будапешту не смотреть на других, а ставить во главу угла свои национальные интересы. Нельзя забывать, что, несмотря на отдельные сложные исторические моменты, Россия сохраняет дружеские чувства по отношению к Венгрии.

Ваши познания в области балканистики могут создать новые возможности, точки соприкосновения, ведь это приоритетная область для венгерской внешней политики, где и Россия традиционно проявляет активность…

Интересы Венгрии на Балканах однозначны, ведь там проживает многочисленная венгерская диаспора, также и российская активность объясняется историческим прошлым. В то же время между нами есть принципиальная  разница, поскольку Венгрия является членом НАТО и Евросоюза.

С этим регионом связан еще один общий проект - «Южный поток». Если Венгрия выйдет из него, это будет для Вас неожиданностью?

Венгрия, венгерское правительство обладает суверенным правом принять любое решение. Но сначала давайте подумаем, что даст «Южный поток» Венгрии. Более 10 млрд.м3 газа ежегодно будет проходить по территории страны, плата за транзит обеспечит серьезную прибыль. Будет построено газохранилище размером 1,3 млрд. м3, через которое будет регулироваться газоснабжение многих стран. Все это будет находиться в совместном владении (50-50%). Речь идет о серьезных деньгах, росте влияния в регионе, росте безопасности поставок. Словения присоединилась на днях к «Южному потоку» именно исходя из этих преимуществ, из расчета на серьезную сумму, которая пополнит бюджет страны. Если венгерскому правительству этого не надо, то это проблемы Венгрии. Мы найдем другое решение, можете не сомневаться. Вспомните, когда Украина не захотела, чтобы газопровод был проложен на ее шельфе, тут же появилась Турция. Нет, так нет! Анкара становится крупнейшим транзитным центром и регулятором поставок в другие страны. Помимо «Южного потока» Турция, которая является членом НАТО, участвует в еще одном совместном проекте – «Голубой поток». Никто не делает из этого проблему. Если Венгрия хочет покупать газ у Катара или Алжира, пожалуйста…

Это всего один, но правда, очень дорогой шаг в сторону диверсификации. И через 20 лет мы будем зависеть от Катара…  

Посмотрите на Европу! Германия, Италия, Австрия не боятся энергетической зависимости от России. Ну, хорошо, стройте «Набукко». Нам это не мешает. Но почему такой примитивный подход? Откуда возьмется газ? Обдумайте это! С «Южным потоком» таких проблем нет. Давайте конкурировать! Но пусть эта конкуренция будет коммерческой, а не политической! Не надо бояться российского газа! Подумайте, были ли когда-то проблемы с поставками до того, как на Украине появился руководитель, который попытался сделать из транзита «политический капитал». К тому же украинцы незаконно отбирали газ. Не надо пугать венгерский народ Российской Федерацией! Это уже не тот Советский союз, чьи танки вошли в Будапешт! Если вы не боитесь немецкого или американского капитала, то не бойтесь и российского!

  В изменяющемся мире все меньше внимания уделяется Центральной Европе, бывшей когда-то особо важной территорией. Какое место занимает регион в российской внешней политике? 

Сегодня Центральная Европа – вполне спокойный стабильный регион, несомненно, он не находится сейчас в центре внимания. Нужно радоваться, что геополитические интересы крупных держав, США или России, обратились в другую сторону. Не надо пытаться искусственно привлечь внимание, это контрпродуктивно. Некоторые ближайшие соседи России пытались это сделать, и что из этого вышло? Лучше следовать скучному, но относительно уровня жизни более привлекательному примеру Швеции,  Норвегии, Дании, стран Бенилюкса и т.д. 

 

Под фотографией: «Не надо пугать людей Россией! Это уже не Советский союз, чьи танки вошли в Будапешт!»

 

В рамке: А.А.Толкач родился в 1948 г. в г.Минске. Окончил Московский Государственный институт международных отношений (МГИМО), до1994 года работал в аппарате МИД. С 1994 по 1997 гг. был советником-посланником Посольства Российской Федерации в Союзной Республике Югославии, вернувшись домой работал заместителем директора Третьего Европейского департамента МИД России, потом директором. С 2002 по 2006 гг. был послом Российской Федерации в Румынии, в последние три года   – посол по особым поручениям МИД России. Владеет сербским, хорватским и английским языками.