Интервью, статьи, публикации Посла

неофициальный перевод с венгерского языка

МОСКВЫ НЕ НАДО БОЯТЬСЯ,
- заявил «Непсабадшаг» посол России А.А.Толкач

В.Орбан встретился с Председателем Правительства В.В.Путиным не в коридоре, у них состоялся получасовой разговор тет-а-тет. Новый российский посол готов поспорить с утверждением, что двусторонние отношения хаотичны, он считает, что у России с Венгрией самые лучшие отношения из стран региона.

Была ли действительно встреча российского Председателя Правительства В.В.Путина с В.Орбаном в Петербурге? 

Да, встреча состоялась. Председатель Госдумы России Б.Грызлов пригласил лидера ФИДЕС, партии, которая позиционирует себя как консервативная, принять участие в конгрессе партии «Единая Россия» в Санкт-Петербурге.

То есть он получил именное приглашение? 

Да, как председатель партии ФИДЕС. Дело в том, что «Единая Россия» является партией консервативной направленности. На конгресс получили приглашение не только господин Орбан, но и представители партий консервативного толка из других государств, например, из Франции, Италии, Германии и многих других стран. Встреча состоялась, и не где-то там в коридоре, это была беседа с глазу на глаз. Разговор был конструктивным, интересным и длился около получаса.

А Вы как посол России уже встречались с В.Орбаном?

Пока нет. Но я запросился с визитом вежливости к господину В.Орбану на прошлой неделе. Я иду по пути, который мне был рекомендован Протоколом Министерства иностранных дел Венгрии. Я встречаюсь с руководителями фракций в Парламенте, руководством парламентских комитетов, министрами и т.д. Жду ответа от В.Орбана, когда у него будет время. Для меня это не проблема.

Как российская сторона прокомментировала заявление В.Орбана о том, что сегодня двусторонние отношения «хаотичны» по вине венгерской стороны?

Мы никак не комментировали, потому что мы не видим этого хаоса. В моем понимании отношения очень хорошие, конструктивные. Я считаю, что среди стран Центральной и Восточной Европы у нас именно с Венгрией одни из лучших отношений. У нас регулярно происходят встречи на высоком уровне, динамично развиваются торговые отношения. Конечно, из-за кризиса сейчас происходит спад, но двусторонний товарооборот в прошлом году достиг 14 млдр. долларов. Дай бог с каждой страной иметь такой товарооборот. Конечно, обе стороны заинтересованы в развитии наших отношений. У нас состоится, видимо, в начале следующего года заседание межправкомиссии по экономическому сотрудничеству. Так что о хаосе речь не идет. К стати, я не видел, где В.Орбан это сказал. Откуда Вы взяли эти слова?

Он сказал это в заявлении венгерской прессе.

В отличие от вас, журналистов, я предпочитаю воздержаться от такой практики: пока я сам не увижу или не услышу, я не воспринимаю эти слова как сказанные действительно. Потому что, если Вы обратили внимание, в международной политике часто бывает, что кто-то что-то якобы сказал, а на самом деле ничего не было. Право господина В.Орбана оценивать состояние дел так, как он считает правильным. Но я оставляю это право и за собой. Вы меня спрашиваете,  я отвечаю: в наших отношениях хаоса нет.

У Вашего предшественника в последние годы были очень зрелищные и иногда даже горячие споры с председателем ФИДЕС. К какому сотрудничеству стремитесь Вы? Вы не опасаетесь за будущее российско-венгерских отношений?

Официальные государственные отношения существуют между правительствами. Если к власти придет ФИДЕС и сформирует свое правительство, то я буду делать все необходимое, чтобы с этим правительством у нас сложились отношения. Это нормальное явление. У меня тоже есть свое правительство, у Венгрии, суверенного государства –свое. В любом случае нам надо сделать все возможное для того, чтобы сохранить тот уровень отношений, которого мы достигли. А уровень, как я вам сказал, высокий, и в этом большая заслуга моих предшественников, которые много для этого сделали. Что касается зрелищных споров, то я не сторонник того, чтобы Посол принимал участие в ток-шоу. Венской конвенцией о дипломатических сношениях предусмотрены методы работы Посла в иностранных государствах. Ток-шоу для тех политиков, которые строят свою политическую карьеру, стремятся к власти и т.д. Я - представитель Президента и Правительства Российской Федерации, и я не думаю, что мне надо выступать наряду с какими-то актерами и шоуменами. Поэтому, если у меня будут какие вопросы к господину Орбану, я смогу ему легально их задать и попросить объяснений. Я не намерен делать это публично или в рамках каких-либо массовых мероприятий, на стадионах или в театрах.

Что касается вопроса о будущем двусторонних отношений, то я не опасаюсь за них, будучи оптимистом по натуре. Я уверен, что, не смотря на все звучащие заявления – чтобы не говорили политики, представителей партии ФИДЕС, которая идет, а точнее стремится к власти - прагматизм и конструктивное сотрудничество послужат интересам будущего венгерского правительства. Поэтому я не жду каких-то крутых поворотов в наших отношениях. [Конечно, на начальном этапе, во время формирования правительства возможны некоторые сбои. Пока люди, которые придут к власти, окончательно не сформируют свою линию, могут быть некоторые технические осложнения, но я не думаю, что будет крутой поворот в отношениях Венгрии и Российской Федерации. И мы, и венгерская сторона заинтересованы в том, чтобы  это сотрудничество развивалось.] Ваши интересы связаны с энергетической и транспортной сферами, а также чтобы  венгерская сельскохозяйственная продукция шла на российский рынок. Мы заинтересованы в том, чтобы Венгрия была одним из центральных звеньев поставок российских энергоносителей в Европу, мы будем сохранять и беречь это.

Какие проблемы осложняют двусторонние отношения? У Вас, как у дипломата, будут ли какие-либо дела, связанные со сделками «Малева» или «МОЛа»?

 Нет таких проблем, которые осложняли бы наши двусторонние отношения, по крайней мере в широком смысле. Конечно, есть ряд технических проблем, связанных с бизнесом. Но ни проблемы «Малева», ни проблемы «МОЛа» не являются теми проблемами, которые осложняли бы двусторонние отношения. Посольство, являясь представителем Российской Федерации, защищает российские интересы, будь то интерес простого гражданина или представителя российского бизнеса. Но какой бы спорный вопрос не возникал в бизнес-сфере, мы не намерены ставить его во главу угла межгосударственных отношений. [У нас сложились хорошие дружеские отношения с венграми,  и я думаю, что так будет и дальше.]

Нужно ли опасаться российского капитала?

Это большое заблуждение, которое, к сожалению, существует не только в Венгрии. Это искусственно навязываемая антипатия к российскому капиталу. В отдельных государствах, даже в крупных западных государствах отдельные целые сферы принадлежат, допустим, арабскому капиталу, и этого никто не боится. Посмотрите на Великобританию, как много принадлежит арабскому капиталу! Даже крупнейшие нефте- и газовые компании отдельных западных стран, отчасти за ними стоит арабский капитал. Где угроза? Я хотел бы прояснить одну вещь: все, что у вас здесь есть, на территории Венгрии – это ваше, венгерское, и оно никуда не денется. [Не имеет значения, кто является инвестором. Вам нужны деньги, вы нуждаетесь в инвестициях? Они поступают. Правительство, естественно, имеет право это регулировать. Я считаю, что лучше не вмешиваться в объективные экономические процессы, они происходят сами по себе.] Бизнес очень активен, он идет туда, где чувствует прибыль. Если он идет в Венгрию, то этому надо радоваться, потому что своих денег не достаточно. Это естественный процесс. Посмотрите на финансовую сферу Венгрии: большинство банков принадлежат иностранному капиталу. Абсолютное большинства. Ну и что? В чем трагедия? [И так далее, многие предприятия принадлежат иностранному капиталу, причем стратегически важные предприятия, и в этом нет трагедии. Поэтому] не надо бояться русского капитала, тем более, что он часто вовсе и не русский. Вот, например, в Израиле об иммигрантах часто говорят «русские». Но там, естественно, евреи, а не русские, они просто родом из Советского Союза: и казахи, и украинцы, и азербайджанцы, и белорусы, но их всех называют русскими. [Так что не все нужно называть русским, лучше – российским. А угрозы я никакой не вижу.

Вот ведь что странно! Все беды от русских! Вот сейчас в Копенгагене проходит конференция по климату, и опять ищут виновного – Россию – если вдруг не заключат соглашение. В Англии взломали сайт, на котором была переписка между экспертами, учеными в области климата, где сказано, что никакого потепления нет. Опять виноваты русские! Кстати, на следующей неделе здесь ожидается похолодание. Опять  будут виноваты русские? Снег выпал в Москве, власти не справились с очисткой города. Кто виноват? Русские. Это старое клише, со времен холодной войны – все плохое идет из России. Видимо, понадобится жизнь не одного поколения, чтобы избавиться от этого стереотипа.]

Не надо вам бояться российского капитала, здесь он ничего плохого не сделал. Например, мы поставляем уже несколько десятилетий в Европу газ. Скажите мне, хоть раз советская или российская сторона срывала поставки? Пока в Киеве к власти не пришло руководство, которое стало играть в свои политические игры, ему нужны были деньги. Вспомните, пока в Киеве все было нормально, никаких проблем с поставками российского газа не возникало. Сейчас мы Венгрии предлагаем расширение сотрудничества, и нынешнее правительство подписало два соглашения: о создании совместного предприятия на паритетной основе (50%-50%) о строительстве венгерского участка «Южного потока», который будет давать более 10 млрд. м3 в год. Вы можете представить, сколько венгерская сторона будет зарабатывать чистых денег, которые крайне нужны венгерской экономике. Второе соглашение о строительстве подземного хранилища вместимостью 1,3 млрд. м3 газа, который Венгрия сможет направлять в те соседние государства, которые будут испытывать нехватку энергоносителей. Кстати, совместное предприятие будет платить налоги венгерскому государству.

Хорошо, что Вы упомянули, что сейчас в Венгрии идут споры о строительстве «Южного потока». Считаете ли Вы возможным, что в случае прихода к власти ФИДЕС наша страна выйдет из этого проекта?

Это дело правительства суверенного венгерского государства. Я не думаю, что целесообразно из этого проекта выходить. Кстати, часто говорят, что «Набукко» - европейский проект, а «Южный поток» - российский проект. Как раз «Южный поток» - европейский проект, да еще какой европейский! Инициатива в свое время исходила от итальянской компании «Eni», к ним подключились французы, еще присоединятся немцы и другие страны. Этот газопровод будет поставлять российский газ, мы даем гарантию. В отношении «Набукко» возникает много вопросов. Представители ФИДЕС, с которыми я уже встречался, говорят, что это два не исключающих друг друга проекта. Нам важно, чтобы отношения венгерского правительства к этим двум проектам было одинаковое, мы не требуем никаких преференций. А как быть Венгрии, ей решать самой. Если ей не нужны эти деньги, которые она может заработать на этом проекте, то это ваше дело. Мы всегда найдем возможность транспортировки газа и без Венгрии. Но раз проект существует и уже есть определенные договоренности, то мы рассчитываем на его реализацию.

[У Вас как у дипломата огромный опыт в борьбе с кризисами: Вы наблюдали распад Югославии с места событий. Возможно, Ваш опыт пригодиться сейчас?

Вы сейчас сказали страшную вещь. Упаси Господи, чтобы дело дошло до распада страны. Я такой опасности не вижу, поэтому мой опыт на югославском направлении, который интересен с точки зрения дипломата, к Венгрии не имеет никакого отношения. Венгрия – нормальное, спокойное европейское государство, стабильное. Здесь не нужны антикризисные менеджеры. ]

Вы работали послом в Бухаресте. У Вас могло сложиться очень своеобразное представление о Венгрии …

Почему? Я учился в институте вместе с венграми, и даже жил в одной комнате с венгром в общежитии, поэтому у меня о венграх самое теплое впечатление еще с юношеской поры. Кроме того, я очень часто бывал в Будапеште. У меня есть венгерские друзья, с которыми я встречался. Мой румынский опыт никак не мог сказаться на имидже Венгрии. Работая в Румынии, я часто бывал в Трансильвании, с удовольствием посещал этот регион, очень интересный в исторической плане, этническом плане. Я знаю, что есть некоторые проблемы с этническими венграми, проживающими в Румынии. Кстати, этнический вопрос сближает нас, стоит совместно обсудить эту проблему, ведь более 30 млн. русских живут за рубежом. Я хотел бы добавить, что в разработке Трианонского договора Россия не принимала участия, не мы делили Венгрию, Россия не подписывала этот договор. После Второй мировой войны так сложилось, что молодой румынский король принял решение арестовать Антонеску и повернул две дивизии в Венгрию, которые приняли участие в освобождении страны. Кто виноват в том, что у вас было такое руководство, которое не смогло вовремя сориентироваться, выйти из войны, повернуть оружие против немцев? Возможно, были бы другие территориальные решения по мирному договору 1947 года. Но так случилось, в истории нет сослагательного наклонения. Так что большое количество венгров проживает в других странах. Мы понимаем чувствительность венгерского государства к этим вопросам. [Кстати, я не люблю словосочетание «национальные меньшинства», которое само в себе содержит негатив. Это нормальные люди, которые живут в своей стране, являются гражданами соседних государств, имеют всю полноту прав, но есть специфика – они этнические венгры. Это для нас хорошая точка соприкосновения для обсуждения проблем положения национальных меньшинств.]

Вы балканист. Этот регион считается приоритетным для венгерской внешней политики. Это повлияло на Ваше нынешнее назначение?

Не думаю. Трудно сказать, когда руководство государства принимает такие решения, чем они при этом руководствуются. Может быть, каким-то образом и повлияло. Так получилось, что вся моя дипломатическая карьера, моя жизнь проходит в этом регионе. Если когда-то буду писать книгу, назову ее «Три Б: Белград, Бухарест, Будапешт». Три соседних государства, каждое из них очень интересно. Я хорошо знаю регион, и давно смотрю за развитием событий в Венгерской Республике, хотя непосредственно ею не занимался никогда. Мы понимаем ваш интерес к балканскому региону, это нормальное явление, у нас тоже есть здесь свой интерес, и это еще одна площадка для сотрудничества между нашими странами. [Тем более что это очень не простой регион, его все время надо держать под пристальным вниманием.

 Где сейчас место Венгрии в геополитической стратегии России?

Я уже сказал, что у нас очень хорошие отношения. Венгрия для нас является дружественной страной, стабильным государством, с которым мы намерены развивать отношения. Кроме того, Венгрия оказалась на перекрестке ряда важных путей транспортировки российских энергоносителей в Европу, поэтому она представляет для нас особенный интерес. Я бы не строил каких-то крупных геополитических стратегий, достаточно того, что мы рассчитываем на сохранение наших отношений.]

Многие считают, что причина быстрого (по мнению некоторых, даже слишком быстрого) расширения ЕС – боязнь Москвы. Нужно ли сегодня опасаться России?

Частично этот вопрос мы с вами уже затрагивали – не надо бояться ни России, ни ее капитала. [Может быть, те, кто так считают, в чем-то и правы. Действительно, эта боязнь сохраняется, она во многих местах присутствует. Это клише. Но не надо бояться России,] она уже никуда не идет с танками. Интерес России заключается в том, чтобы Европа была стабильной, чтобы в Европе не было конфликтов, чтобы у нас с европейскими государствами были нормальные отношения. Европейский Союз – наш главный экономический партнер, естественно мы заинтересованы, чтобы у нас были очень хорошие отношения с ЕС. Мы настаиваем на безвизовом режиме поездок наших граждан в страны Европейского Союза, для того, чтобы сделать этот регион свободным для коммуникаций. Таким образом, мы нацелены на сотрудничество. Мы не видим в будущем возможностей для конфликтов между Российской Федерацией и членами Европейского Союза и странами НАТО. Россия – абсолютно мирное государство, которое не намерено ни с кем конфликтовать, если не будут затрагиваться ее национальные интересы. А наш интерес один – стабильность.

[Разрешить задать Вам несколько личных вопросов: Вы приехали в Венгрию с семьей?

Мы в Венгрию приехали с женой, у меня уже большие дети, сыновья. Старший, ему сейчас 40 лет, дипломат, работает в МИДе, второй, ему 32, в бизнесе. Оба сейчас в Москве. Мы здесь вдвоем с женой.

Пока Вы только знакомитесь с Будапештом, удалось ли уже побывать в провинции?

К сожалению, физически нет времени. Когда новый посол приезжает в страну, у него много протокольных обязательств, связанных с нанесением визитов официальным лицам, представителям партий, организаций, в дипломатическом корпусе происходит знакомство со своими коллегами – послами. Как только появится возможность вырваться, я обязательно ею воспользуюсь. Будапешт – замечательный город, мне он нравится даже больше, чем Вена. Вы построили очень красивый город на берегу Дуная. Я здесь с удовольствием живу, здесь очень комфортная атмосфера. Очень хорошее отношение к иностранцам, и в частности, я не испытываю никаких проблем в коммуникации. Хотя, я, к сожалению, не знаю венгерского языка, в отличие от своих предшественников. Я обязательно поезжу по стране. У вас очень интересная страна. Вы должны знать, что многие дипломаты, которые длительное время работают в стране, не зависимо в какой, всегда в неё влюбляются, в её народ, культуру, историю и т.д. Человека всегда тянет туда, где прошла часть его жизни, он ощущает ее своей, становится патриотом не только своей страны,  но и того государства, где он работал.

 Ваш предшественник очень любил шикарный ресторан «Гундель». А у Вас уже есть любимый ресторан в Будапеште?

Любимый ресторан я для себя еще не нашел, я недавно начал ходить в будапештские рестораны. Считаю, что государственные деньги надо экономить, особенно в период кризиса. «Гундель», действительно, шикарный ресторан, но дорогой. У любого человека есть какие-то привязанности в кухне, я пока чего-то любимого для себя не выбрал. Мы с супругой обратили внимание на ваши великолепные кондитерские и кафе. Мы уже несколько посетили с большим интересом. Мне нравится там атмосфера. В шикарные дорогие рестораны ходит публика, которая имеет большие деньги или пользуется государственными деньгами или деньгами корпораций, а обычные нормальные люди посещают небольшие заведения рядом с домом, или работой, приходят семьями, с детьми. Я люблю такие мест больше, потому что именно в них можно лучшее почувствовать дух нации, что очень важно. Большой элегантный ресторан, тем более с цыганской музыкой – это для гостей, туристов. А сами венгры ходят в небольшие рестораны, кафе, потому что чувствуют в них себя как дома, так вкусно готовят и теплая атмосфера.]